• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Научные исследования

Научные исследования лаборатории теории права НИУ ВШЭ. Выпуск 20, 2014 № 4

Тюляев Г.С. Суверенитет как проявление логоцентризма

В соответствии с догмами преподаваемой на сегодняшний день теории государства и права суверенитет принято рассматривать в двух его основных ипостасях – внутренней и внешней. С одной стороны, суверен (государство, народ?) обладает априорным полномочием власти над данной территорией и применительно к лицам, её населяющим. С другой стороны, суверенное есть независимое от социальных образований, по отношению к нему внешних – от других государств и народов.

Читать далее

Из последнего умозаключения, однако, вытекают закономерные вопросы, а именно – «Не является ли конструкция суверенитета, а впоследствии и народного суверенитета изощрённым изобретением центростремительной правовой мысли, достижением логоцентрического и потестарного типа мышления»? Данная работа представляет собой попытку рассуждения и ответа на данный вопрос. Почему ответ на указанный во введении вопрос имеет смысл и актуален для науки современного права? Представляется, потому, что позволяет избежать подмены понятий и рассуждать не в потестарной логоцентрической парадигме, но в парадигме социальной и правовой, ориентируясь при этом на личностный принцип.


Научные исследования лаборатории теории права НИУ ВШЭ. Выпуск 13, 2013 № 1

Четвернин В.А. Институциональная теория права: основные положения

В разных культурах и соответственно в концепциях, выражающих ценности этих культур, в это понятие может вкладываться принципиально разный смысл. Речь идет не о «правильном» и «неправильном» понимании сущности некоего объекта, известного всем под названием права, а об использовании самого термина «право» в разных значениях. На этот счет существует заблуждение, что конкурирующие теории интерпретируют один и тот же «сложный многомерный объект – право», но абсолютизируют разные его стороны, и якобы поэтому приходят к противоположным выводам относительно сущности права.

Читать далее

На самом деле в разных дискурсах одним и тем же термином «право» нередко называются нетождественные, в сущности разные социальные явления, и поэтому конкурирующие понятия и теории «права» несовместимы, а их адепты говорят на разных языках. Одним и тем же объектом теорий, оперирующих термином «право», можно было бы считать общество; но и общество тоже существует не «вообще», а в качестве типологически различных социокультур, и социальные теории, выражающие разные парадигмы социальности, относятся к противоположным культурным типам.

 Полный текст (PDF, 2.21 Мб)

 


Научные исследования лаборатории теории права НИУ ВШЭ. Выпуск 12, 2012 № 4

Морозова В.В. Шотландское право: Высокое Средневековье

В ходе дальнейшей экспансии Альбы ее территория постепенно вобрала в себя королевства юго-восточных равнин (т.н. Лоуленда), населенных в основном бриттскими племенами. В отличие от гэлов и пиктов, бритты пережили римское завоевание, однако последнее не оказало су- щественного влияния на уклад их жизни. Помимо непосредственно ис- точников, свидетельствует в пользу данного факта и то, что после того, как римляне покинули Британию, образ жизни и самоуправления лоулендских племён не претерпел значительных изменений; заимствование римских юридических терминов не затронуло тех сущностных аспектов, на которых строилось бриттское общество.

Читать далее

Первоначально община бриттов, именовавшаяся cenedl, имела устройство, весьма сходное с римской familia: как у римлян, так и у бриттов и галлов мы видим главу семьи, свободного распоряжаться жизнью, смер- тью и имуществом своих домочадцев. Впрочем, существовали и некоторые изъятия в пользу неполноправных индивидов, таких как женщины: к примеру, брачные контракты, согласно которым жена приносила в семью приданое деньгами, которое должно было быть удвоено мужем. Таким образом, супруги становились совладельцами семейного имущества, которое подсчитывалось и, в случае смерти одного из супругов, доставалось, вкупе с частью полученных за время брака доходов, оставшемуся в живых безотносительно его пола. Однако на практике вступление вдовы в 4 права наследства осложнялось семейными и родовыми судами, которые разбирали обстоятельства кончины главы семейства и могли приговорить супругу покойного к казни, если она давала повод уличить себя в преступлении. К моменту гэльского завоевания бриттское право успело существенно модернизироваться. Шотландские бритты находились в тесном политическом и правовом общении с валлийскими, поэтому (помимо понятного фактора естественной общности правопонимания) нормы валлийских раннесредневековых кодексов применялись не только в самом Уэльсе, но и в королевствах шотландских равнин.

Полный текст


Шальнев А.С. Собственность на леса с точки зрения либертарианской социальной теории

Современная экономическая наука фактически превратилась в науку о государственном регулировании. Именно отсюда появилась тенденции разделения единой экономической науки на части, экономики различных отраслей. Заявляемая цель выделения той или иной отрасли – рассмотреть ее более предметно со всеми специфическими ее особенностями. На самом же деле цель – разработать специфические механизмы государственного регулирования для данной отрасли. В реалиях деления экономики на экономики различных отраслей отрицаются общие аксиомы человеческой деятельности, одинаково свойственные всем отраслям. Каждая отрасль называется специфической, со свойственными именно только ей особенностями, а отсюда выводится необходимость специфического государственного регулирования и дополнительных отраслевых законов.

Читать далее

Лесная экономика давно была выведена в особую отраслевую категорию. Специалисты в области лесной экономики говорят об уникальности и непохожести данного типа ресурса, вследствие чего в экономической науке лес нельзя рассматривать на общих принципах. Предметом соответствующей отраслевой науки считается главным образом подготовка и обоснование оптимальных государственных мер по регулированию собственности на леса и режимов их использования. Общим местом является признание леса общественным благом, что, в свою очередь, служит доказательством необходимости государственной собственности на леса и жесткого государственного контроля за их использованием. Это обосновывается предположением, что в условиях рынка и частной собственности леса буду уничтожаться и в скором будущем могут вообще исчезнуть, так 15 как из-за длительного срока лесовыращивания собственник не будет заинтересован в лесовозобновлении, а будет заниматься только вырубкой. Многие природные ресурсы мира находятся в состоянии кризиса, в том числе это касается и лесов. Многие специалисты в области лесной экономики считают, что решение этой проблемы заключается в создании эффективных институтов управления, но у них нет единого мнения о том, что это за институты.

Полный текст


Научные исследования лаборатории теории права НИУ ВШЭ. Выпуск 11, 2012 № 3

Морозова В.В. Шотландское право: Раннее

Говоря об истории шотландского права вообще и об историческом развитии регулирования статуса личности в оном в частности, мы вынуждены сперва обратиться к истории ирландского права. Причина этого лежит в том, что шотландская культура в ее подлинном, своеобразном виде представляет собой продолжение ирландской не только в этнографическом, но и в политико-правовом смысле. Ранняя Шотландия унаследовала от Ирландии не только темперамент, язык, религию, но и основные правовые и политические понятия.


Прохоров А.В. История правогенеза: факторы и основные этапы формирования коллективистских отношений в период складывания раннепервобытной общины

Настоящая статья А.В. Прохорова является первой частью задуманной автором серии статей, посвященных возникновению первых правовых норм (правогенезу) в рамках первобытной социальной норматики. Именно поэтому в пер-вой, вводнопроблемной по характеру, статье значительное внимание уделяется необходимому для выполнения поставленной задачи описанию некоторых общих моментов исследуемой эпохи.

Читать далее

Цель описания – “ввод в операционную систему” истории первобытного общества, т.е. установление хронологических и терминологических параметров дальнейшего исследования. Кроме “договора о датах и терминах”, в рамках пер-вой статьи в методологическом плане автор обозначил и постарался аргументировать свое понимание причин и этапов формирования коллективистской норматики в процессе складывания раннепервобытной общины. Тематика заявленной проблемы обусловливает привлечение не столько социальных, а прежде всего естественноисторических (географических, климатических, биологических, антропологических) данных. География, климат, биологическая эволюция были факторами в разное время и в разной степени влиявшими на возникновение человеческого и социального начала.

 Полный текст (PDF, 2.17 Мб)

 


Научные исследования лаборатории теории права НИУ ВШЭ. Выпуск 10, 2012 № 2

Морозова В.В. Славная революция с точки зрения либертарианской теории. Нечеловеческое и фантастическое в старинных европейских процессах: взгляд с точки зрения либертарно-юридической теории. Портрет эпохи

Редкое событие трактуется историками единодушней, чем «Славная революция». Она «вознесла новые свободы над стихией фанатических религиозных и партийных распрей» и «создала климат примирения, дискуссии и компромисса». Она же «низвергла Якова II именно в целях установления принципа, ставящего закон выше короля» и «в Англии эта идея стала щитом наших свобод». «Этот переворот, из всех наименее насильственный, стал из всех наиболее плодотворным. Он решил, наконец, … должен ли народ пасть жертвой монархического элемента или же должен развиваться свободно и взять себе высшую власть», – подытоживает британский историк, видный идеолог партии вигов Томас Маколей, и бесчисленное множество учебников, монографий и лозунгов, ему вторящих. Изгнание Якова II Стюарта и последующее воцарение Вильгельма Оранского принято преподносить как триумф свободы, терпимости и просвещения, бескровно одержанный над косностью и произволом.

Читать далее

Культура как наука о смыслах объемлет собой все безграничное наследие нематериального – и преображенного нематериальным – что сде-лалось свойственно человеческому роду на протяжении многих веков его существования. Однако, будучи понятием столь всеобъемлющим и неотделимым от самого понятия человечности, самоосмысление культуры не может восприниматься не в историческом ключе. Таким образом, наше понимание феномена культуры эволюционирует вместе с ней самой, и происходит это не иначе, как через общий процесс рационализации феноменов окружающего мира. Монография Эндрю Марка Годфри, блестящая как по стилю изложения, так и по содержанию, ни разу не переводилась на русский язык. Это и неудивительно, ввиду того, что отечественная компаративистика, посвящённая Ирландии и Шотландии Нового времени, практически отсутствует, а следовательно, отсутствует и потребность российского академического сообщества в переводе шотландских работ узкоспециального свойства. Однако предмет «Гражданского судопроизводства...» значительно шире, чем может представиться из названия: в своей дебютной монографии Годфри исследует не только эволюцию и институциональные особенности централизованного судопроизводства в Шотландии, но взаимодействие прецедентно-правового и континентального начал в шотландской правовой традиции как таковое.

Полный текст


Научные исследования лаборатории теории права НИУ ВШЭ. Выпуск 9, 2012 № 1

Четвернин В.А. Либертаризм и социализм. Исторический прогресс права и типы цивилизаций

Свобода понимается в либертаризме как социокультурный феномен – такой тип социальных взаимодействий, когда произвол каждого ограничен равным для всех запретом агрессивного насилия (это одна из дефиниций принципа формального равенства). Запрет агрессивного насилия, хотя и не признается противоречащим природе человека, тем не менее считается не естественным феноменом, а атрибутом социокультуры, причем ее особого типа. Всеобщность этого запрета означает, что он распространяется и на произвол любого большинства, являясь условием либеральной демократии.

Читать далее

В либертаризме представлена и более широкая трактовка свободы, вытекающая из тезиса о естественной (в буквальном смысле) и неотчуждаемой самопринадлежности человека («принцип собственности человека на самого себя»). «В этом смысле, – пишет Г.Г. Сапов, – человек свободен по определению. Свобода – предпосылка любой человеческой деятельности, в том числе и подавления других людей или интеллектуального противостояния идеям свободы. Всем известные случаи добровольного отказа от своих прав на себя в пользу других, когда люди уверены, что они принадлежат другим, не опровергают праксеологической универсальности принципа самопринадлежности. Самопринадлежность (свобода) человека есть свобода в мыслях и поступках. Что касается рабства, то именно подвластный человек утверждает право других на себя, именно раб определяет, является он рабом или нет. Это и означает логическую первичность свободы, или самопринадлежности: чтобы быть рабом, нужно иметь свободу считать себя таковым».

Полный текст


Научные исследования Лаборатории теории права ГУ-ВШЭ, Выпуск №1, 2009

В.В. Морозова. Приватизация войны: от Георга фон Фрундсберга до Джорджа Буша-младшего

Говоря о пределах допустимого вмешательства государства в общественную жизнь, подавляющее большинство теоретиков ссылаются на так называемые минимальные функции государства, тесно связанные с категорией публичных благ. И если многие потенциальные сферы властного влияния так или иначе выводятся либертарной наукой в юрисдикцию гражданского общества, вооруженная защита произ-веденных таким образом благ остается по общему правилу государственной монополией везде, кроме спектра анархических учений.

Читать далее

Говоря о приватизации армии, следует прежде всего не смешивать понятия частных и «профессиональных» (контрактных) вооруженных сил. Всякая частная армия – контрактная, но не всякая контрактная армия – частная. Контрактность означает прежде всего добровольность, в отличие от традиционной воинской повинности; однако наемник-доброволец может вступать в договорные отношения как непосредственно с тем или иным государством как системой публичной политической власти, так и с негосударственным квазиюридическим лицом – собственно теми или иными частными вооруженными силами, выступающими в данном случае в качестве субподрядчика по отношению к стороне вооруженного конфликта в международно-правовом смысле этого слова. Участие в военных действиях является для наемного солдата основным источ- ником дохода; следовательно, можно ожидать, что как разумный предпринима- тель он будет всячески повышать свою «квалификацию» – следить за здоровьем и физической формой, практиковаться во владении различными видами оружия, не допускать небрежного и неосторожного поведения при исполнении своих обязанностей. В отличие от солдата-«срочника», наемник-доброволец идет на риск по собственному свободному выбору и получает взамен определенные блага – опять-таки выгодно отличаясь тем самым от призывника, вынужденного риско- вать жизнью почти исключительно по принуждению и из страха перед жестоким наказанием.

Полный текст


Морозова В.В., Четвернин В.А. Ген альтруизма и происхождение права: либертарианский взгляд. М., 2009.

Исследования современных естественных наук подтверждают рассуждение либертарианской социальной теории: человечество генетически запрограммировано как на правовое социокультурное развитие, при котором эгоизм или альтруизм — результат свободного выбора, так и на потестарное, при котором происходит принуждение к альтруизму. 

Еще А.И. Герцен писал, что «всего меньше эгоизма у раба»; и, против многих ожиданий, мысль эта находит себе не только социологическое, но и биологическое подтверждение.

Читать далее

В свете новейших данных традиция восприятия индивидуализма как явления, неразрывно сопряженного с риском и невзгодами, выглядит не столь уж непогрешимой. Признавая всю значимость антропологических и биологических открытий, краткий обзор которых представлен ниже в данной статье, мы тем не менее не можем не задуматься и о том, какое значение будут они иметь для социальной теории.

По словам Гете, «люди повинуются законам природы, даже когда действуют против них». Таким образом, биологическое в человеке не меньше социального определяет ценности и институты общества, в котором он живет. Пересмотр же естественнонаучных суждений, казавшихся незыблемыми, способен развить и наше понимание социальных взаимодействий. В этой статье мы рассмотрим некоторые положения либертаризма именно в свете новейших естественнонаучных открытий.

Проблема корреляции эгоизма и альтруизма, индивидуализма и холизма, стремления к благу личному и жертвы на благо общее не первый год занимает биологов. Увы, лестный для человечества миф о самопожертвовании как видовом для homo sapiens признаке высокой нервно-психической организации в ходе этих исследований был бесповоротно развенчан. Новейшие эксперименты показывают: самопожертвование, доверчивость и честность, во-первых, обусловлены генетически, а во-вторых, впервые встречаются нам уже у простейших. Так, в 2006 году группа ученых из Гарвардского университета завершила цикл масштабных исследований, посвященных Bacillus subtilis – повсеместно распространен- ной почвенной бактерии, чей геном был полностью расшифрован одним из первых. Таким образом, интерес для микробиологов представлял вовсе не он, а те странные поведенческие паттерны, которые В. subtilis, казалось бы, ничтоже сумняшеся копирует у венца творения. Ничем прочим не примечательный микроб умеет, например, сбиваться в «стаи» и принимать решения на основе химических сигналов, получаемых от сородичей. При этом используется нечто вроде химического голосования, когда определенное критическое число поданных сородичами химических «голосов» меняет поведение бактерий. В частности – приказывает части из них пожертвовать собой во имя «общего блага».

Полный текст


Четвернин В. А., Яковлев А. В. Институциональная теория права. М., 2009

Право — это система социальных институтов, обеспечивающих свободу. В этом своем качестве право противостоит потестарным институтам, выполняющим функцию агрессивного насилия одних групп по отношению к другим. С точки зрения институциональной теории, различение права и закона — это не только различение законов правовых и неправовых, но, прежде всего, различение реально существующих институтов правового типа (в их соотношении с институтами потестарного типа) и официальных прескриптивных текстов, моделирующих социальный порядок, — моделей, от которых реальные институты могут существенно отклоняться.

Читать далее

Институциональная теория права может быть по-строена только в рамках либертарной парадигмы, так как в рамках позитивистской социологии невозможно объяснить, что такое правовые институты и чем они отличаются от институтов неправовых.

 Полный текст (PDF, 784 Кб)

 



 

Нашли опечатку?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!